Первый спектакль о сибирском крае

К юбилею оперетты «Рассвет над Иртышом»… 13 мая исполняется ровно 60 лет со дня премьеры первого спектакля, посвящённого жизни сибиряков. Постановка стала большим событием в культурной жизни Омского региона. За шесть с небольшим месяцев спектакль выдержал 50 показов, а в июне 1961 года отметил свой 100-й юбилей. Благодаря спектаклю, который раскрыл не только социально-бытовые, но и фольклорные традиции сибирского края, театр впервые за свою историю получил гастрольную поездку в столицу. Уже спустя четыре месяца после премьеры он был показан в Москве на сцене Кремлёвского Дворца съездов.

О том, как создавался спектакль и какую оценку он получил на страницах различных всероссийских изданий того времени, предлагаем узнать из книги Ирины Никеевой «Омский музыкальный: рождение традиций». Публикуем фрагменты из II главы:

...

Омский театр давно вынашивал замысел создания спектакля на сибирскую тему. Об этом мечтал коллектив театра и его главный режиссёр Арнольд Паверман. Известно, что ещё в конце ноября 1959 года он выезжал в командировку в город Свердловск для встречи с авторами будущего произведения – уральским композитором Евгением Родыгиным, а также драматургом и артистом Свердловского театра музкомедии Николаем Мягким и поэтом Григорием Варшавским. <…> После выпуска оперетты К. Целлера «Продавец птиц» все силы театра были брошены на постановку долгожданного спектакля о Сибири. Оперетта Е. Родыгина получила название «Рассвет над Иртышом». Работу возглавил А. Паверман, но не меньше сил вложили в неё и все руководители творческих цехов – Л. Балло, В. Тулупова, М. Логвинова, Т. Поспелова. Обращение к новому материалу заставило «еще раз подумать о том, какое большое дело затевает театр и как велика ответственность творческого коллектива за качество будущей постановки» /М.Снегов «Новая оперетта «Рассвет над Иртышом» // «Омская правда», 22 мая 1960/.

Действие оперетты происходит в сибирском селе Раздольном одного из южных районов области в 1959 году. Главный конфликт пьесы – борьба нового прогрессивного направления в лице инженера-механика Курбатова со старым отживающим, которое олицетворяет в себе председатель колхоза «Рассвет» Пшеничный. В материале «Омской правды» директор театра М. Снегов поделился с читателями сложностями работы постановщиков над пьесой. Для создания её жизненной правдивости осуществлялись даже выезды в районы области с целью изучения местного фольклора и наречия. Там же проводились читки пьесы сельчанам. «И каждый выезд, как правило, давал что-то ценное. Одновременно со справедливыми критическими замечаниями слышались и такие реплики: «Это сама правда», «И у нас так бывает». Это вдохновляло… Каждая репетиция превращалась в оживленную беседу о вещах, раньше таких далеких, а теперь таких родных для всех участников спектакля» /М. Снегов «Новая оперетта «Рассвет над Иртышом» //«Омская правда», 22 мая 1960/. Для постановки был даже выбран эпиграф: «Кто в Сибири не бывал, тот и света не видал!»

И вот, 13 мая 1960 года, долгожданный выпуск состоялся. Безусловно, премьера оперетты «Рассвет над Иртышом», прошедшая первой в стране на сцене Омского театра, стала ярким и значимым событием в культурной жизни всего Сибирского региона. На долю этого спектакля выпал особый успех. Об этом свидетельствуют многочисленные материалы в театральных архивах и сама сценическая судьба спектакля. Известно, что вскоре после омской премьеры в газете «Вечерний Свердловск» вышел материал под названием «Оперетта Свердловских авторов в Омске», а чуть позже, в том же 1960-м году главный режиссёр Театра музыкальной комедии Г. Кугушев приступил к репетициям этой оперетты, вышедшей в Свердловске под названием «Простор широкий». Ну а после показа спектакля в сентябре 1960 года в Кремлёвском Дворце съездов в Москве, куда Омский театр был приглашён на гастроли, «Рассвет над Иртышом» получил ещё большую известность и массу отзывов в столичной прессе.

В Москве на спектаклях Омского театра побывало немало известных критиков, музыкантов, режиссёров, литературоведов, которые дали профессиональную оценку произведению в различных публикациях в различных газетах и журналах. В основном, все авторы статей дают положительную оценку спектаклю омичей, отмечая при этом как его достоинства, так и недочёты. Наиболее уязвимым местом «Рассвета» явилась, по мнению критиков, литературная основа оперетты. Пьеса Г. Варшавского и Н. Мягкого, по мнению, например, театроведа Лидии Жуковой, «страдает множеством изъянов, из которых главный – вялость, рыхлость самого конфликта, <…> который потому и не получился, что люди, их характеры обозначены условно, с той приблизительностью, которая позволяет одним и тем же персонажам кочевать из пьесы в пьесу. Да, в пьесе есть и знакомый нам «солдафонистый» председатель колхоза, <…> и вьющийся около него «тип из нетипичных» <…>, и философический дед в тулупе <…>, и «новатор» инженер» /Л. Жукова «О смешном – серьёзно»//«Театральная жизнь» № 23, декабрь 1960. – С. 2/.

Тем не менее, все недостатки пьесы, по мнению авторов, вполне компенсировала замечательная музыка оперетты, игра актёров, а также общая «увлеченность и влюбленность в жизнь, в сибиряков, преображающих свою «сторонку милую», вера в свои творческие силы» /Л. Жукова «О смешном – серьёзно»// «Театральная жизнь» № 23, декабрь 1960. – С. 3/.

И действительно, больших похвал справедливо удостоена музыка Евгения Родыгина. Проанализировав мелодический язык оперетты, К. Петрова отнесла к её лучшим страницам те, что «наиболее тесно связаны с сибирским народным мелосом: хоровые песни, пляски, игры («Зимушка» в первом, «Сибирские игры» – в третьем актах), «жанровые» (частушечные) дуэты Анюты и Пети, Крупицы и Богатыря», а также «широкую мелодию песни о Сибири, главную музыкальную тему оперетты, символизирующую образ родного края» /К. Петрова «Рассвет над Иртышом» // «Музыкальная жизнь» № 18, сентябрь 1960. – С. 4/.

Авторы статей высоко оценили мастерство постановщиков. Для монументальности и жизненной правдивости пьесы режиссёр А. Паверман использовал в Прологе кадры кинохроники о Сибири, а в финале – множество реальных атрибутов хлеборобов (орудия труда, молочные бидоны…). «Талантливый коллектив театра сделал все возможное (и даже невозможное), чтобы «вытянуть» произведение. <…> В режиссерской работе много интересных находок. Великолепен, например, финал первого акта с балетом и игрой в снежки…», – написал в своём материале заслуженный деятель искусств РСФСР режиссёр В. Канделаки /В. Канделаки «И всё же спектакль есть» // «Литература и жизнь», 1960/.

Лестные слова для всех постановщиков нашли в своей публикации и писатели-искусствоведы Л. Григорьев и Я. Платек, определившие «Рассвет» как спектакль «высокого профессионального уровня» /Л. Григорьев, Я. Платек «На сцене – сибиряки» // сентябрь 1960/.

Талантливым назван и исполнительский состав спектакля. Особенных похвал заслужили актёры В. Володин (дед Крупица), А. Хилькевич (кладовщик Богатырь), Г.Климов (председатель колхоза Пшеничный), А. Липатов (снабженец Семячкин). Отличные вокальные и данные отметили у Н. Дмитриенко (Курбатов) и Л. Краузе (Мария). Общим выводом в оценке спектакля могут служить слова Л. Жуковой: «Омский коллектив вполне ясно отдавал себе отчет в том, что добиться успеха в «Рассвете над Иртышом» много труднее, чем в апробированной пьесе. Но, не побоимся сказать, – театр добился этого успеха, успеха самой темы» /Л. Жукова «О смешном – серьёзно» // «Театральная жизнь» № 23, декабрь 1960. – С. 3/.

...

На фото: Оперетта «Рассвет над Иртышом». Курбатов – Николай Дмитриенко, Мария – Тамара Золотарёва